г. Тюмень, ул. Челюскинцев, дом 29/1, этаж 1
пн.-пт. 9:00 — 18:00
Получить консультацию
/ Отказ выселить членов семьи бывшего собственника квартиры — нарушение?

Отказ выселить членов семьи бывшего собственника квартиры — нарушение?

26 янв 2018

Европейский суд по правам человека  опубликовал  информацию о рассмотрении жалобы «Копыток против России» (Kopytok v. Russia, N 48812/09).
Она касается отказа выселить членов семьи бывшего собственника приобретенной заявительницей квартиры, которые не участвовали в ее приватизации, но дали согласие на приватизацию, что, согласно разъяснениям Верховного Суда РФ, дает им бессрочное право пользования квартирой даже в случае смены собственника.
В 2007 года заявительница – Алла Копыток – заключила договор купли-продажи квартиры с Еременко, которая при продаже квартиры действовала от своего имени и от имени своей несовершеннолетней дочери Марии. Согласно договору квартира была свободна от прав третьих лиц. Квартира была предоставлена в 1979 году в социальный наем Еременко и ее мужу. Они проживали в ней с четырьмя своими детьми: Еленой, Михаилом, Дмитрием и Марией. Михаил и Дмитрий были приговорены к лишению свободы в 1998 и 2004 годах соответственно и во время описанных ниже разбирательств все еще отбывали наказание. Елена в 1997 году уехала продолжать обучение в Махачкалу. Еременко и ее дочь Мария приватизировали квартиру на себя. Муж Еременко, а также все другие их дети письменно отказались от участия в приватизации.
Поскольку Еременко уклонялась от регистрации договора купли-продажи, заявительница добилась регистрации по судебному решению.
После этого заявительница обратилась в суд с требованием прекратить право пользования квартирой, снять с регистрационного учета и выселить Еременко и ее детей.
Районный суд удовлетворил требование заявительницы в части, касающейся Еременко и ее дочери Марии, однако отказал в удовлетворении требований в отношении трех остальных детей Еременко. Суд указал, что в квартире находятся личные вещи и движимое имущество Елены, Михаила и Дмитрия, из их письменных объяснений следует, что, отказываясь от участия в приватизации, они не собирались прекращать пользоваться квартирой. Поскольку между собственником квартиры и указанными лицами не было достигнуто соглашение о прекращении права пользования ими квартирой, суд пришел к выводу, что Михаил, Дмитрий и Елена имеют такое же право пользования ей, как и собственник. Соответственно, оснований для удовлетворения требований заявительницы не имеется. Смена собственника не является самостоятельным основанием для прекращения их права пользования квартирой. Аргументы истицы о том, что Михаил, Дмитрий и Елена фактически не проживают квартире, не являются самостоятельным основанием для прекращения их права пользования жилым помещением. Поскольку их право пользования квартирой не прекращено, оснований для их выселения не имеется.
Суд второй инстанции оставил решение районного суда без изменения, а жалобу на него – без удовлетворения.
В передаче дела на рассмотрение в заседании суда надзорной инстанции заявительнице также было отказано. В ответ на аргументы заявительницы, основанные на пункте 2 статьи 292 ГК РФ  (переход права собственности на квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом») судья суда надзорной инстанции сослался на пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 14 от 02 июля 2009 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», согласно которому  бывшим членам семьи собственника жилого помещения не может быть применен пункт 2 статьи 292 ГК РФ, так как, давая согласие на приватизацию занимаемого по договору социального найма жилого помещения, без которого она была бы невозможна, они исходили из того, что право пользования данным жилым помещением для них будет носить бессрочный характер и, следовательно, оно должно учитываться при переходе права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу (например, купля-продажа, мена, дарение, рента, наследование)».
ЕСПЧ поставил перед сторонами разбирательства – заявительницей и российскими властями – вопросы о том, было ли допущено нарушение прав заявительницы, гарантированных ей статьей 8 Европейской Конвенции (право на уважение личной и семейной жизни и жилища), а также статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции (право на уважение имущества) в связи с признанием за членами семьи бывшего собственника бессрочного права пользования квартирой, принадлежащей заявительнице.

Закрыть